Таможня ставит на бизнес клеймо

13.09.2019
Photo Из-за изменений, которые готовятся в федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», продукция калининградских янтарщиков может оказаться неконкурентной на российском рынке.

«Народ хороший, но контролировать надо»

С 1 января 2020 года государство собирается сделать добровольным клеймение ювелирных изделий из серебра (сейчас такой порядок действует для ювелирных изделий весом до 3 грамм). Поправки к закону «О драгоценных металлах» вносятся правительством РФ. В пояснительной записке к проекту изменений указывается, что делается это в целях снижения административной нагрузки на отечественных ювелиров. В правительстве отмечают, что стоимость серебра на бирже сейчас составляет около 32 руб. за 1 грамм. Из-за процедуры клеймения, которая ведет к увеличению себестоимости украшений, ювелирам порой выгоднее заниматься производством бижутерии, чем работать с серебром (в записке отмечается, что стоимость изделий из недрагоценных металлов может «многократно превышать» стоимость изделий из серебра).

Если поправки будут приняты именно в такой редакции, то они ударят по калининградским янтарщикам, которые работают с серебром. Чтобы доставить украшения на российский рынок, им, в отличие от ювелиров из других регионов, всё равно придется ставить клейма. Как выяснилось на совещании в Калининградской торгово-промышленной палате на минувшей неделе, таможня не выпустит ювелирные изделия через территорию региона, если янтарщики не предоставят документы, подтверждающие наличие клейма на изделии. Причина — в специфике законодательства о калининградской особой экономической зоне.

«У них в законе черным по белому написано, что только клейменые изделия должны покинуть пределы свободной экономической зоны», — прокомментировал RUGRAD.EU бизнесмен-янтарщик Вячеслав Дарвин.

И. о. первого заместителя начальника Калининградской областной таможни Олег Трахачев на совещании в КТПП также говорил о подтверждающих документах.

«Где они брали это серебро? У кого они его покупали? И так далее. Бизнес готов к этому? Они готовы легально работать? Покупать только у официальных поставщиков с документами на данный товар?» — отметил таможенник, предупредив предпринимателей, что потом могут начаться «мягко говоря, загвоздки».



«Как это сейчас происходит по многим вопросам при отправке, допустим, в аэропорту. Когда мы предъявляем претензии о предъявлении документов, они просто уезжают и больше не возвращаются. То есть каким-то образом, конечно, переправляется… Но это не официально», — рассказал Олег Трахачев.

Калининградская таможня опасается, что после отмены обязательного клеймения, возрастет риск появления изделий из контрабандного серебра. «При отмене клеймения изделий даже мои сотрудники не смогут определить, что это за металл, который будет предоставляться нам на досмотр», — отметил, в свою очередь, начальник Западной государственной инспекции пробирного надзора Андрей Волошин.

Президент Калининградской торгово-промышленной палаты Феликс Лапин с позицией таможни не соглашался и настаивал, что государственный орган должен рассматривать ситуацию через призму «презумпции невиновности». Риск контрабанды после отмены клейм, по его мнению, будет выше в Смоленской области, чем в Калининграде. Там есть своя особая экономическая зона «Стабна», регион граничит с Белоруссией, а вывезти оттуда продукцию в другие регионы РФ значительно легче, чем из Калининграда.



Янтарный бизнес, в свою очередь, настаивал, что всё серебро, с которым работают местные ювелиры, исключительно российского производства. «Даже если сюда будет заходить контрафакт, то это вопрос правоохранительных, а не таможенных органов», — отметил генеральный директор и соучредитель компании «Амбертим» Константин Матвейчук (другими соучредителями выступают Геннадий Гончар и Вячеслав Дарвин).

Защищая позицию таможни, Олег Трахачев продолжал настаивать, что в Калининградской области бизнес часто предпринимает попытки вывезти ювелирные изделия и сырье без подтверждающих документов. «Приходит вчера человек и пытается вывезти 8,5 кг янтаря. Спрашивают: «Где взял?» Разворачивается и уходит, — рассказывал таможенник. — То же самое будет и по серебру, я вас уверяю. Мы живем, к сожалению… Народ-то у нас какой?» — «Хороший российский народ!» — перебил его Феликс Лапин. «Хороший, российский. Но контролировать надо», — отметил и. о. первого заместителя начальника таможни.

Трахачев настаивал, что избежать контроля над вывозом продукции с территории ОЭЗ не получится. «У нас любой товар, вывозимый с территории ОЭЗ, [подлежит] таможенному контролю. Любой, независимо от того, как он сюда ввозился, здесь производился...», — заявил сотрудник таможни.


«А если бабушка будет дедушкой?»

Как считает Вячеслав Дарвин, главный ресурс, который теряет бизнес из-за клеймения серебра, — это время. «Самое дорогое, что есть в жизни. Скорость исполнения заявок и реакции на спрос покупателя у калининградских [предпринимателей] будет по определению медленнее», — отметил предприниматель.

Сама процедура клеймения стоит относительно недорого — порядка 6–9 руб. за изделие. Но эти деньги в оптовых масштабах превращаются в значительные траты. Дарвин, впрочем, отметил, что стоимость этой услуги может быть пересмотрена: добровольное клеймение ювелирки весом до 3 грамм стоит сейчас дороже, чем обязательное клеймо на продукцию большего веса. Ежемесячные расходы на клейма бизнесмен оценил примерно в 400–500 тыс. руб.

«Как вы думаете, я найду возможность за полмиллиона экономии в месяц нанять человека, который будет с утра до ночи бегать по всем кабинетам и доказывать таможне? Наверное, найду. За тысяч 60, наверное. По крайней мере, будет разница, платить 60 тыс. руб. человеку или 500 тыс. руб. стране. Это вопрос бизнеса», — заявил Дарвин.
Обязательное клеймение усложняет сам процесс производства украшений. «При определенных ударах того же клейма нарушается специфика серебра. Оно ломается, и получается больше брака», — рассказал RUGRAD.EU генеральный директор «Амбертим» Константин Матвейчук.

Вячеслав Дарвин, тем не менее, настроен оптимистично и считает, что местным ювелирам в этот раз все-таки удастся пролоббировать соответствующие изменения в законодательство до того, как поправки к закону будут приняты.

«Максимум ты на таможню можешь предоставить общие документы, счет-фактуру. Они могут сказать: “Мы не эксперты, а вдруг это у вас олово и пластик”. Но по такой логике можно вообще ничего не делать и не работать: а вдруг на меня сейчас кирпич на голову упадет. А если бабушка будет дедушкой? Если таможня включает логику “а если бабушка будет дедушкой”, то всё», — отметил предприниматель.

При этом бизнесмен рассказал о совещаниях с руководством таможни, назвал позицию государственного органа «конструктивной» и отметил, что логику «про бабушку и дедушку» он не слышал.

Дарвин уверен в положительном решении вопроса еще по причине того, что, когда обязательное клеймение отменили на изделия весом до 3 грамм, у калининградских ювелиров возникла примерно такая же проблема. Но тогда проблему удалось устранить. Хоть на решение и ушло 1,5 дня. «А сейчас мы говорим: “Может мы заранее этот вопрос [решим]?” Потому что ответ очевиден, и тогда таможня сработала. Никто демонстраций не устраивал», — рассказал бизнесмен.



Калининградская торгово-промышленная палата, в свою очередь, отметила, что может помочь бизнесу засвидетельствовать происхождение товара.

Поправки в законодательство о драгоценных металлах получили отрицательное заключение от федерального Минэкономразвития. Но по прогнозам Дарвина, если поправки по добровольному клеймению все-таки будут приняты, конкуренция на рынке серебряных изделий увеличится. Инспекции пробирного надзора есть далеко не во всех регионах России. И перевод клеймения на добровольную основу, как считает предприниматель, может спровоцировать развитие этого вида в бизнеса в регионах, где им традиционно не занимались.


https://rugrad.eu/interview/1138946/
Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова, kaliningrad.tpprf.ru